Повышение квалификации
Мнения

Семейные фотографии и реликвии стали частью общей истории страны

Семейные фотографии и реликвии стали частью общей истории страны

Есть в календаре и такой чудесный праздник — День рассматривания старых фотографий. Многие улыбнулись, но на самом деле в этот процесс вложен огромный нравственный смысл. Старые бархатные альбомы с прорезями в серых картонных страницах, в которые вставлены пожелтевшие, часто «размытые» семейные фотографии, несут в себе важнейшую генетическую память поколений. Как и открахмаленный бабушкин рушник, найденный в сундуке на чердаке, или семейная икона. Какая История стоит за ними.

Новосибирские ученые посвятили этой памяти целый проект, плодами которого мы предлагаем воспользоваться и вам. А руководитель проекта «Семейная реликвия и культурно-историческая память», эксперт Фонда «Поддержка проектов в области образования»*, с помощью которого эта программа школьных гуманитарных исследований и была создана, Сергей Анцифиров рассказал нам, как с ее помощью вовлечь школьников в культурологические, этнографические и исторические исследования. Как сформировать у молодежи историческое сознание, выходящее за рамки формального «знания» исторических фактов. И главное — как активизировать внутрисемейное общение, в центре которого будет не повседневный быт, а ценности и смыслы, которые мы хотим сохранить для себя и для будущего.

Один из основных вопросов общества, определяющих его самосознание, ценности, культуру и естественную стратегию развития, можно сформулировать так: «Кто такие «мы», живущие «здесь»».

Этот вопрос касается семей, соседских сообществ, дружеских компаний, сел и городов и в конечном счете — всей нашей страны.

Граница понятий «мы» и «здесь» для кого-то проходит по «границе собственной кожи» — и значение имеет только «я», а уж насчет «здесь», как прозвучало в классическом фильме, «где спать лег, там и родина». Для кого-то «мы» — это семья (нуклеарная** или вся большая родня), для кого-то земляки или вся необъятная Россия. «Мы» и «здесь» меняются от человека к человеку, от ситуации к ситуации, от истории к истории. И когда мы говорим о прошлом или будущем «мы победили фашизм», «мы проложили Северный морской путь», «мы полетим на Марс», то имеем на это полное право, мы вкладываем в эти слова восхищение отцами и доверие к детям.

В большинстве случаев эти границы можно и нужно расширять, и формировать общность как в географическом смысле, так и в исторической перспективе и ретроспективе. На наш взгляд, ключевая роль в этом принадлежит семье и происходит через соотнесение истории и культуры семьи с историей мест, народов и страны — как нашей общей родины с драматической, героической, трагической или трогательной, но неизменно близкой — нашей историей.

Именно поэтому Фонд «Образование» совместно с учеными — Светланой Борисовной Адоньевой, группой «Прагмема», Ириной Вячеславовной Октябрьской и Институтом археологии и этнографии СО РАН — придумал, и с 2018 года реализует проект «Семейная реликвия и культурно-историческая память», направленный на вовлечение школьников в практику культурологических, этнографических и исторических исследований, на формирование у молодежи исторического сознания, выходящего за рамки формального «знания» исторических фактов, и на активизацию внутрисемейного общения, в центре которого будет не повседневный быт, а ценности и смыслы, которые мы хотим сохранить для себя и для будущего.

Как это работает

В ходе проекта ученые ставят исследовательскую задачу и проводят онлайн-обучение наставников проекта. В качестве наставников могут выступать педагоги, родители и любые заинтересованные люди. Затем наставники рассказывают школьникам о возможности принять участие в исследованиях, передают им основы научного метода и общий смысл проекта.

Школьники вместе со старшими членами семьи выбирают предмет из семейного архива (фото, письмо, предмет быта или одежды — в общем, все что угодно), описывают его в соответствии с правилами научной атрибуции и собирают фрагменты семейной истории, связанные с этим предметом как с символом. Это происходит, прежде всего, через разговор (интервью) с родственниками.

Далее вместе с наставниками ребята соотносят семейную историю с историей местного сообщества и страны в целом. Могут быть привлечены как открытые источники, так и архивные данные, и материалы, собранные иными путями. Таким образом, в центре исследования оказывается не столько сам предмет, сколько стоящие за ним семейные традиции и события в контексте внешней истории.

Получившиеся в результате работы школьников тексты и описания реликвий добавляются в цифровую коллекцию, размещенную на сайте «Российская повседневность», где раздел «Семейные реликвии» целиком состоит из предметов и историй, собранных и опубликованных в ходе проекта.


Хамкова Ирина Васильевна, 2009 г.р., с. Кыштовка Кыштовского р-на Новосибирской обл., учащаяся 6-го класса МКОУ Камышинская СОШ д. Ивановки Кыштовского р-на Новосибирской обл.: «Рукописная икона Божьей Матери Смоленской. Икона находится в моей семье уже более 80 лет. Передается по материнской линии.Это был мой десятый день рождения. Мама тихонько позвала меня к себе в комнату и показала, на первый взгляд, ничем не примечательную карточку. Когда я внимательно присмотрелась, то увидела, что на рисунке тетенька — мама заботливо держит своего малыша, ласково глядя на него. Малыш внимательно смотрит на маму и тянет к ней свои маленькие ручонки. Именно таким было мое первое впечатление. И мама рассказала мне нашу семейную историю.В военные и послевоенные годы всем жилось нелегко. Тяжело жилось всем: старикам, детям, вернувшимся с войны раненым и искалеченным мужчинам и, конечно, женщинам. Но женщины во все времена были сильны. Сильны волей и духом. Они всегда думали о продолжении рода человеческого. Несмотря на все тяготы послевоенного времени, женщины рожали детей. Моя прабабушка Вера Дмитриевна Лоскутова (в девичестве Волчкова) не была исключением…Шли годы. Родились дети. Прабабушка Вера ждала внуков. Особенно внучку. Она была глубоко верующей и надеялась на волю Божью. Покровителем моей бабушки и была Божия Матерь Смоленская, икону которой написал местный умелец Василий Васильевич Максимов. Прабабушка Вера загадала — как только родится внучка, она преподнесет эту икону в дар новорожденной. У прабабушки было много внуков. А она все не теряла надежды и ждала внучку. И вот долгожданный 1977 год, снежный морозный декабрь. В семье Николая Лоскутова родился второй ребенок — долгожданная девочка. Эта девочка — моя мама. При крещении ее нарекли Светланой. Прабабушка Вера сама погружала ребенка (в купель) по всем церковным обычаям и завещала передавать эту икону по материнской линии из поколения в поколение. Так икона Божией Матери Смоленской оказалась у моей мамы, когда у нее родилась я».


Благодаря этой коллекции можно увидеть и прочесть, как благодаря проекту объединились утратившие связь ветви семьи, или как произошло осознание ценности и значимости жизни наших родственников, или как сохраняется и передается история женских линий семей, которые, не передавая свою фамилию, передают порой что-то более важное.

В этой коллекции можно увидеть историю районного фокусника, выступавшего в сельских клубах, и историю немецкой общины, ощущающей себя немецкими сибиряками. Конечно же, представлены истории Великой Отечественной войны и, что не менее важно, жизни героев после войны. Это особая важная ценность в проекте — смотреть не только на подвиг, но и на то, ради чего он был совершен, чтобы за наградами и боевыми свершениями не уходила в тень «неинтересности» мирная жизнь героев, их повседневный труд и привычки.

Задаваясь вместе со школьниками вопросом «Как сохраняется и передается культурная и историческая память в обществе и в семье?», мы не только отвечали на этот вопрос, но по мере сил способствовали тому, чтобы эта память передавалась на практике.

К сожалению, даже на уровне «родители — дети» слишком мало и редко говорим мы в своем семейном кругу о том, как сложился наш семейный уклад, с какими интересными людьми были мы знакомы, как выбрали свою профессию, как мы относимся к событиям в истории нашей местности.

У нас в стране есть регионы, где эта проблема стоит особенно остро, и Сибирь, родина проекта, в целом относится к числу таких мест. Слишком много здесь семей, часто переезжавших или, напротив, разъехавшихся по всей стране. Слишком много в памяти было утеряно еще и потому, что было сокрыто в то время, когда не рассказывать про историю своих родственников было безопаснее или как минимум легче, потому что истории эти нередко были болезненны для нашей собственной памяти.

В наших семейных архивах сохраняются фотографии людей, дорогих нашим родителям, дедушкам и бабушкам, но совершенно ничего не говорящих нам, письма и открытки от незнакомцев, предметы обихода, давно утратившие привлекательность, но бережно хранимые. Какие истории с ними связаны? Как разговор о предметах может стать поводом для разговора в семье?

Чего нам удалось добиться

Задача, которую поставили наши коллеги — ученые из Санкт-Петербурга, создавая электронный архив «Российская повседневность», — «состоит в представлении российской повседневности XX — начала XXI века, запечатленной в устных биографических нарративах, разговорах «о жизни» и «случаях», в дневниковой прозе и семейных альбомах, фотографиях интерьеров домов и записях пения, цифровых копиях объектов любительского искусства и детского рисунка».

Научный результат выражается не только в форме научной цифровой коллекции семейных реликвий на сайтах музеев. Более 50 работ школьников были опубликованы в сборнике материалов Международной научной студенческой конференции и вошли в Российский индекс научного цитирования (РИНЦ). Это является замечательным подтверждением того, что наука открыта для всех.

Мы рады, что наши исследования, проведенные со школьниками, помогают науке и вводят в научный оборот новые факты и подробности повседневной жизни. Но, помимо этого, важнейший результат проекта — это формирование межрегионального сообщества наставников, которые поддерживают связь между собой и с учеными, формируя не административную, а народную инфраструктуру гуманитарных исследований и краеведения.

Мне хотелось бы отметить, что немалая часть наших наставников — это люди, которые уже интересовались вопросами краеведения или местных исторических исследований еще до нашего проекта.

Например, в сибирской немецкой общине села Неудачино инициативная группа создала дом-музей А. Я. Штеффена — выдающегося местного механика, и вокруг этого музея формируется культурная и историческая традиция общины. Из этого села к проекту присоединился целый ряд исследований и наставников.

И это отнюдь не единичный пример. Для таких уже состоявшихся наставников проект дает еще одну возможность выйти в коммуникацию с коллегами, ведь сегодня, как сказал один из наших наставников, «краеведы» вроде партизан — очень полезные, очень устремленные, но слишком мало связанные друг с другом.

В нашей работе люди не обязаны как-то административно объединяться и поступаться своими приоритетами и интересами, каждый наставник — это самостоятельный и «суверенный» исследователь, но все получают возможность делиться друг с другом смыслами и находками.

В итоге выигрывает не только «большая» наука, но, прежде всего, культура общения поколений в семьях, в школах, повсюду, где есть люди, раздвигающие границы «мы» за пределы своего привычного мира и за пределы сегодняшнего дня.

Мы очень признательны, что кроме ученых, наставников и школьников, важность этого проекта оценили наши партнеры из Фонда президентских грантов, Фонда НИР «Иннопрактика» и министерства региональной политики Новосибирской области. Благодаря их поддержке этот проект реализован уже трижды, причем как на межрегиональном уровне с участием более чем 20 регионов, так и для отдельно взятой Новосибирской области.

Проект находится пока в самом начале пути: на сегодня у нас состав научных волонтеров, участвовавших в исследованиях такой: 120 наставников и порядка 330 школьников. Ну и реликвий в музее пока 132, а опубликованных работ школьников рамках РИНЦ-сборника порядка 60. Но вовлечение растет.

И собственно, основной вызов проекта — это переход из камерной формы (а даже с учетом 20 регионов-участников проект камерный) в более доступную и широкую историю, сохраняющую свои ценности, — наука, образование, индивидуальность и сотрудничество, осмысленный разговор представителей поколений в семье и в школе.

Присоединяйтесь!

* Фонд «Поддержка проектов в области образования», сокращенно: Фонд «Образование». Находится в Новосибирске. Учрежден Новосибирским государственным университетом и Технопарком новосибирского Академгородка. Деятельность направлена на вовлечение школьников в исследовательскую и проектную деятельность, профориентацию и образование школьников и студентов в сфере науки и высоких технологий. Основной инструмент работы Фонда — подготовка наставников для работы со школьниками и студентами.

** Нуклеарная или «простая» семья — это семья, состоящая только из родителей (родителя) и детей. Или супругов без детей. На первый план в такой семье выдвигаются отношения между супругами (представителями одного поколения), а не отношения между представителями разных поколений (родителями и детьми). Противопоставляется расширенной (или сложной) патриархальной семье традиционного типа, в состав которой входят несколько супружеских пар или как минимум несколько поколений взрослых людей. Переход от сложной семьи к нуклеарной идет при переходе от традиционного к индустриальному обществу.